Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:50 

кино

Завтра у меня рабочий огромный день. А сейчас - ярко-красные ногти, обрезанные под корень, и целая папка фильмов Джонни Деппа.
Я, кажется, поняла, фильмы с ним - по большей части полная ерунда, они расчитаны на то же, что и Underworld, то есть на "своего зрителя", которому будет наплевать на качество, если на экране появляется Депп. Впрочем, "Сонная лощина" прекрасна. И один из персонажей "Эда Вуда" выдаёт отличный афоризм: "Видение стоит того, чтобы за него драться".
Боги мои, боги! Не хватало мне только Джонни Деппа сейчас ко всем моим громадным головнякам...
Он во всех ролях прикрыт тоненькой рвущейся маской, закрывающей бьющуюся, бурлящую под ней нервную жизнь. Но маска - она не исчезает даже в совершенном испуге, раздражении или откровенности. Ни в одном фильме он не кажется человеком. Не о том ли мечтала...

@музыка: Placebo "The Crawl"

22:42 

ДР

"Теперь ты совсем-совсем счастлив? - спросил Тофсла. Волшебник даже не мог ответить, только молча кивнул..."
Не поручусь за точность цитаты, но за точность состояния - запросто! Такого праздника у меня не было лет семь.
Огромное спасибо всем за подарки и за всё, всё... Вы настоящие.

@музыка: Глен Миллер Moonlight Serenade

@настроение: lovelovelovelove

17:47 

Трэш

Честное слово, когда я это писала, даже не подозревала, что, по-видимому, довольно близка к истине. А потом сама три дня жила как в пьяном угаре. Всё-таки мои все эти темы, всё это грязненькое бельишко...

- Это трындец, Стив. Это всё.
- Это просто дурь.
- Это не дурь. Там действительно плохо.
- Он прекрасно может без этого обойтись!
- Конечно, может. Но это безумно тяжело.
Стив взял со стойки стакан. Всё-таки Стефан ухитряется, никогда не сказав этого прямо, дать понять: ты не такой, как мы, тебе никогда не понять, ты можешь делать вид, что всё понимаешь, даже сочувствовать, но всё равно, всё, что ты чувствуешь – это презрение и отвращение. Тёплый виски ожёг пищевод. Стив в очередной раз спросил себя, не зря ли он никогда не вынуждал басиста произнести это. Он бы знал точно, а так – мог только гадать, правда ли он думает так, или это только его гнусные домыслы. И прав ли он? А как не прав, если в его, Стива, голове появляются эти самые домыслы? Противно… Стефан, мрачно вертя в ухоженных пальцах зажигалку, сидел у стола, пристукивал пяткой в такт музыке. Вот шевельнул головой, поднял глаза на Стива. Сейчас скажет, чтобы я пошел и посмотрел на него, тоскливо подумал барабанщик.
- Посмотрел бы ты на него, - тихо сказал Стефан.
Стакан бесшумно коснулся лакового дерева стойки. Никогда, ни на репетициях, ни на концертах, ни во время нудных контрактных споров Стив так остро не чувствовал правдивость чьего-то дурацкого утверждения, будто барабанщики – это отдельная нация, говорящая и думающая на каком-то другом языке, чем все остальные нормальные люди. Это я нормальный, одёрнул себя Стив. А они – нет? Нет. В том, о чем мы говорим – нет. Они мои лучшие друзья, я без них никто, и они без меня тоже, все мы пропадем друг без друга, но боже мой, до чего нам трудно понять!
- А что от этого изменится? – риторически поинтересовался Стив и, снова подняв стакан, двинулся по коридору.
Природу доносящихся из-за нужной двери звуков он понял еще до того, как открыл ее, но всё-таки открыл. Молко сидел на полу, скрючившись в задравшемся выше колен платье и трясясь от ничем не сдерживаемых рыданий. Подошвы гриндеров судорожно скребли по усыпанному пеплом и окурками полу. В одной руке знаменитости была до безобразия изломанная сигарета, в другой – толстобокая бутыль, наполненная некой ядовито-розовой субстанцией. В коротких, на вздох, паузах между рыданиями Молко подносил бутыль к губам и со швырканием втягивал в себя глоток. Тени и тушь совершенно размазались по его щекам, превратив смазливое личико в жутковатую готическую маску. С искривленных, трясущихся в плаче губ стерся блеск. Противно, подумал Стив. Как он может? Как я могу? Он привалился к косяку.
- Ну ладно тебе, Брай, - сказал он без особой, впрочем, убедительности. – Ну что такого.
- Я же всё сделал, - выдавил Молко сквозь слезы. – Я всё сделал! Всё специально для него! Да кому бы это надо! Всё, только бы он остался! И что?! «С осьминогом!..» - он снова зашелся слезами.
- Ну и найдёшь другого.
- Не-е-е-е-е-ет!!! – Молко ткнулся головой в стенку. – Не надо мне никого! – он присосался к бутыли, захлебываясь и поливая розовой субстанцией черную ткань платья.
- Ну хорошо, другую.
- УУУУУУУУУУУУУУУ!!!!!!!!!!!!!! – взвыл Молко, наугад махнул рукой. Бутыль тяжело лопнула, ударившись о стену в метре от того места, где стоял Стив. Субстанция всхлипнула, оставив на обоях яркую тягучую кляксу. Запахло конфетами, спиртом и какими-то ягодами. Стив облегчённо вздохнул – содержимое бутыли внушало ему беспокойство. Еще большее беспокойство вызывал теперь Молко, который извернувшись, распластался на полу, дрожа и подергиваясь. До чего предсказуемо, подумал Стив, хватая его за подмышки и отрывая от пола, по которому растекалось неопределенного цвета пятно. До чего противно. «Давай-ка, давай, приятель, - бормотал он, подтаскивая Молко сначала к двери в коридор, а потом к туалету. – Ну же, давай, переставляй уже ноги. Мы с тобой вытрясем эту дрянь. Мы ее сейчас отправим куда подальше». Неловко подцепив дверную ручку, он втолкнул Молко вовнутрь, проследил, чтобы тот не промахнулся мимо унитаза. У Молко подогнулись колени, он содрогнулся всем телом, и его тут же стошнило. Ну вот, уже лучше. Только совсем-то головой туда зачем тыкаться, это же не джакузи тебе. Стив придержал его за плечи, между делом спасая и от удара лбом о керамику во время очередного спазма. При чем тут джакузи? Вот так, вот так, молодец. И еще вот так. У тебя концерт завтра. Еще не хватало тащить тебя в реанимацию вместо этого гребаного клуба. А тащить тебя придется – ты ведь уверен, что сможешь выступить в любом состоянии, поэтому перед концертом снова напьёшься, будешь стоять перед микрофоном и рассказывать сказки об оральном сексе с Мэнсоном. Кто знает, что вы с Мэнсоном никогда не встречались… Молко невнятно замычал. В приоткрытую дверь заглянула та самая увешанная многочисленным железом девчонка. С любопытством повела глазами.
- Помочь?
Стив приподнял Молко, прислонил к стене. Волосы и лицо были заляпаны пятнами того же неопределенного цвета, глаза слегка прояснились. Он замученно и тяжело дышал. Ну, похоже, всё.
- Тут ванная где?
- Рядом, пойдем покажу, - девчонка с готовностью распахнула дверь, и совместными усилиями они перетащили Молко к ванне. Тот перегнулся через ее край, подставив голову под струю воды, которую поспешил пустить Стив. Молко мотал волосами в прозрачном потоке и ловил его губами. И всё еще истерично всхлипывал.
Позже, проходя мимо кухни, Стив видел через открытую дверь сидящих за столом Стефана, Молко и девчонку в пирсинге. Стефан молча и расслабленно курил, навалившись на стол. Девчонка что-то негромко и убедительно говорила, теребя одну за другой свои сережки и кольца. «Между прочим, - расслышал он в паузе между ревущими песнями. – в отсталых странах это пьют в огромных количествах и без вреда для здоровья…» Молко жалобно поскуливал, запрокинув голову на стену и раскачиваясь из стороны в сторону. Казалось, никто из них не обращал на других внимания.
На другой день Стив видел эту девчонку выходящей из гримерки, откуда Молко незадолго до того решительно выставил всех присутствующих. Она двумя пальцами пронесла к стойке бара и аккуратно опустила в мусорную корзину завязанный в узел презерватив. Взобралась на высокий стул, заказала какой-то коктейль, оглянулась, подмигнула Стиву и поднесла к губам бокал. Стив пожал плечами и отправился укладывать в чехлы железо. Он привык делать это сам.
Больше он никогда ее не встречал.

03.09.05.


@музыка: Placebo "The Crawl"

23:30 

Underworld

Собственно, я поняла, чем мне так понравился этот дурацкий фильм, из которого лучше, право же, было сделать компьютерную догонялку.
Всё дело в том, что Селина, во-первых, сочетает в себе лучшие черты моих любимых героев - разумеется, какими я их себе додумывала и придумывала, - а во-вторых, является лучшим в мире осуществлением моей давней мечты о том, чтобы андрогин из Pure Morning оказался таки девочкой.

@музыка: Placebo "The Crawl"

00:47 

Зверобой 2

Почти десять веков назад в городе Киото – тогда он назывался Хэйан и был столицей Японии – женщина, известная под именем Сэй-Сёнагон, получила в подарок кипу хорошей бумаги…

12. Верба. Завтра.
То, от чего радостно вздрагиваешь.
Солнечный луч, проглядвающий через тучи или густую листву тополя. Счастливый билет в трамвае. Неожиданное письмо от человека, от которого уже забудешь ждать вестей. Вообще всегда радуешься, получая письма, даже если, прочтя, огорчишься тому, что там написано.
Осенью долго-долго согреваешься только на кухне, где включена духовка, к батарее боишься прикоснуться – такая она холодная, просто ледяная. Дома все ворчат – да что такое, уже скоро зима, будет ли в этом году тепло! Но раз утром, еще не проснувшись толком, протянешь руку – и наткнешься на теплую батарею. Как это приятно!
Звуки музыки ранним вечером. Впрочем, одна дама сказала, что музыку лучше всего слушать ночью. Когда не видны лица людей. Она попала в немилость… Листья, заложенные в толстую книгу. Свиристели склёвывают сморщенные ягоды среди веток дерева за окном, покачивая хохолками. Раскаты грома глубокой ночью.
Или вот. С огорчением узнаешь, что любимая тобой песня должна была выйти на альбоме, но почему-то ее там нет. Ах, до чего обидно! Снова ждать, пока появится следующий альбом, да и там едва ли она будет. Думаешь целый день: где же услышать ее, где достать запись? Не находишь себе места. И вдруг та самая песня нежданно-негаданно попадёт тебе в руки.

16. Я видел металл (noise-версия Ali)
Помню, давно у моих родителей…
Помню, давно у моих родителей был старый советский магнитофон – «Весна 205». Еще мы с сестрой слушали на нем разную музыку, раз уж не было ничего другого. К исходу своего магнитофонного века его можно было слушать только с полностью включенной громкостью, а под конец он уже стал хрипло шипеть громче музыки, и вскоре у нас появился новый магнитофон, яркий и гладкий. Он очаровал всю семью сразу! Времена были уже другие… Теперь его дряхлые колонки едва доносят до меня звуки радио, но я его не выбрасываю – столько лет просыпалась и засыпала рядом с ним! Однажды я слушала эту самую запись, и мне невольно пришла в голову мысль – а ведь это то самое хриплое шипение, которое звучит из моей состарившейся техники! Отчего-то эта мысль показалась мне грустной…

17. Молния (Breakslinger drum n base mix)
Голоса.
Голос ветра в кустах акации. Голос радио. У каждого свой. Голос большого барабана. Голос ребенка. Голос священника, читающего молитвы перед крещением завораживает, и все в крестильне стоят тихо-тихо. Только кто-то из детей беспокойно вертится на руках у крестного. Голос пули, ищущей тело или стену, о которую она расплющится. Человеческий голос.
Я люблю, чтобы голос был мягким и с тенью насмешливости. Удивительно и красиво, когда голос одного и того же существа, пусть это даже будет обыкновенная песня, изменяется так, что его не узнать.

18. Стокгольм пуст (noise-версия Ali)
Однажды, в пору пятого месяца…
Однажды, в пору пятого месяца, мы сидели у открытого окна, занятые подготовкой к выпускным экзаменам. Весь снег уже давно растаял, не осталось даже этих хитрющих ледышек, которые долго прячутся между гаражей и с северной стороны заборов, где их не может достать солнце, но дворники еще и не начинали убирать накопившийся за зиму мусор и грязь. У нас сначала был включен старый проигрыватель, но музыка закончилась, и иголочка скользила по пластинке, зацепившись за её последнюю дорожку. Никому из нас не хотелось вставать и переворачивать ее, так все были заняты книгами и тетрадями. Из окна тянуло сырой прохладой, по двору текли мутные ручейки, а на подоконнике шуршали дождевые капли. К мокрому стеклу прилипли сорванные ветром лепестки яблони, уже чуть-чуть порыжевшие на краях.
Окно наше было рядом с открытой дверью подъезда, в котором мальчишки разучивали на гитаре какую-то очень знакомую песенку…

19. Вулканы 2 (Sunny swan версия)
Как это прекрасно, когда, встретив давнего знакомого…
Как это прекрасно, когда, встретив давнего знакомого, обнаруживаешь, что он стал совсем, совсем другим, но, поговорив с ним несколько минут, видишь, что не прошло ни одного дня, ни одного месяца вашей разлуки. С любимыми песнями так же – сколько ни переделывай, их будешь любить, даже когда они превращаются из развеселого рока в нежных солнечных лебедей, а из огня – в бескрайнюю воду под лучами солнца. Радость таких встреч так и толкает сразу написать свои впечатления самыми лучшими словами. Но я рада, что раньше у меня не нашлось на это времени.

@музыка: Placebo "The Crawl"

@настроение: кажется, прекрасное

Принеси мне пару граммов моего больного счастья

главная